Site icon Станислав Калканов

Немаленькая ВЕРА

Нет, я, конечно, совсем не про религию. Хотя, безусловно, все религии мира активно эксплуатируют именно эту идею.

Реальности нет. Есть вера. Есть вера в реальность.

Ещё раз. Объективной реальности ни для кого из нас не существует. Но для каждого из нас существует ЕГО СОБСТВЕННАЯ реальность, которая определяется тем, во что каждый из нас верит, нашей собственной ВЕРОЙ.

И вот, когда кто-то задумывает поменять организацию, то есть, поменять РЕАЛЬНОСТЬ организации, ему нужно не упустить из фокуса вопрос той самой немаленькой ВЕРЫ, которая есть без исключения у каждого сотрудника трансформируемой организации.

Все сотрудники, которые работают в организации, они все объединены с этой организацией не только и не столько своими трудовыми договорами, сколько взаимозависимой ВЕРОЙ. Для сотрудника это вера в то, что в текущий момент времени работа именно на эту организацию имеет для него самый большой смысл из всех доступных ему смыслов, т.е. из всех доступных сотруднику вариантов работы на какие-либо прочие организации. А для организации – это вера в то, что именно этот сотрудник является лучшим возможным вариантом на той позиции, которую он занимает в организации.


Например, Java разработчик Вова верит в то, что именно в той компании, которая когда-то давала обещание освещать путь, он получает достойную рыночную зарплату и иные считающиеся обязательными условия труда, именно в этой компании он находится в подходящем ему профессиональном сообществе, именно эта компания поможет ему реализовать его давнишнюю мечту уехать из страны и переехать жить и работать, например, в США.

Любая вера не может существовать в пустоте, она должна постоянно получать подтверждения своей актуальности.

Вот и Вова, он понимает, что, будучи Java разработчиком, он является востребованным и высоколиквидным, хорошо оплачиваемым специалистом на современном рынке труда. Вова получает в своей компании хорошую зарплату и понимает, что компания ценит уровень его профессиональной компетенции. Вова знает, что через полгода успешной работы он станет старшим Java разработчиком, а через год-полтора сможет стать архитектором или тим-лидом и наконец-то получить возможность перебраться в США.

Супруга Вовы, Алина, в восторге от карьеры своего мужа. Она знает, что хотя Вова немного интровертен и не часто балует её подарками и неожиданными сюрпризами, а по пятничным вечерам предпочтёт скорее поиграть в Доту со своими коллегами, чем пригласить её на романтический ужин в ресторан, Вова зарабатывает в 3 раза больше мужей молодых мамочек из её двора, с которыми Алина каждый день встречается в парке, гуляя с только что родившейся дочкой.

Соседи Вовы по подъезду в новой высотке с видом на парк при встрече с Вовиной семьей ведут себя если не подобострастно, то заискивающе вежливо, потому они знают, кто каждый вечер загоняет на поземную стоянку свой чёрный гелик. Хотя… они ещё не знают, что Вова подумывает в следующем году поменять свой гелик на Теслу. А чё?!

Но тут в организации Вовы начинается трансформация…


И Вова неожиданно узнаёт, что он теперь не Java разработчик, а один из десятка “членов команды”. А ещё от Вовы хотят, чтобы он участвовал в большом количестве скучных митингов по обсуждению требований, а также занимался тестированием. И ещё Вове приходится тратить своё время на помощь лузеру Диме, который совсем не умеет писать код, и вообще непонятно, по какой причине решил заняться программированием на Java.

Конечно, Вове нравится, что теперь не нужно сидеть допоздна или выходить работать по выходным, чтобы выполнить план, а также то, что Вова стал сертифицированным Скрам Мастером. Но Вова начинает немного нервничать, поскольку про роли старшего Java разработчика, архитектора и тем более тим-лида все почему-то стали говорить исключительно в негативном ключе. Также Вова чувствует себя некомфортно из-за того, что ему стало казаться, что Вовин вклад в общую работу теперь никто не замечает, и что ещё более неприятно, не ценит. И Вова начинает очковать, получит ли он в следующем квартале свой обычный бонус 20%.

Вова заходит на hh.ru и с удивлением обнаруживает, что позиции ЧЛЕН СКРАМ КОМАНДЫ среди вакансий почему-то не находятся, но зато есть позиции Java разработчиков с 30% более высокой зарплатой в компании, в которой можно работать удаленно, и в которой есть возможность после 6 месяцев релоцироваться с семьей сначала в Канаду, а затем, ещё через год, – уже в США.


И Вова голосует сердцем. В котором живёт его ВЕРА. На которую его текущий работодатель насрал с высокой колокольни своей восхитительной трансформации.
Точнее, Вова голосует, конечно же не сердцем, а ногами.

И через 2 недели Вова получает по почте новый MacBook M1 Max, новый 49 дюймовый Samsung Odyssey Neo G9, кружку с новым лого и новый брендированный рюкзак с кучей дополнительных перков внутри. И новую запись в своей трудовой книжке.

Exit mobile version